Горохов Владимир Александрович

 

Из «сибирских американцев»

Горохов Владимир Александрович (1849-1907)

русский купец первой гильдии, филантроп.

 

Печатается по книге:

«Созидатели»: очерки о людях, вписавших свое имя в историю Новосибирска. Т. II. С. 86-94.

Составитель Н. А. Александров; Редактор Е. А. Городецкий.

Новосибирск: Клуб меценатов, 2003. – Т.1. - 512 с.; Т.2. - 496 с.

 

Удивительна судьба одного из старейших поселений Новосибирской области – города Бердска, в 2001 году отметившего свое 285-летие. В 50-х годах в связи со строительством Новосибирской ГЭС территория старого города попала в зону затопления, и под водами Обского моря оказался погребенным уникальнейший культурно-исторический слой. Сегодня только на неделю-другую, когда уровень воды в рукотворном море спадает, обнажается небольшой участок того, прежнего Бердска с очертаниями улиц, фундаментами старых построек, предметами навсегда ушедшей в прошлое жизни. Сибирской Атлантидой или Градом Китежем нередко называют Бердск журналисты, прежде всего, имея в виду его уникальную, почти трехвековую историю. А еще судьбы многих людей, оставивших в ней свой заметный след. Об одном из них – наш рассказ.

Долгое время считалось, что не сохранилось ни одной фотографии этого человека. Однако сегодня работники Бердского историко-художественного музея утверждают, что это не совсем так. В фондах музея можно увидеть чудом сохранившийся коллективный снимок работников гороховской мельницы, датированный 15 июня 1907 года. В центре его в большом овале, увитом траурными листьями, изображение пожилого представительного мужчины с пышными усами и бородкой. Снимок в отличие от других без подписи: видимо, личность была всем хорошо знакома. Это единственная дошедшая до нас, правда, уже только посмертная, фотография известного сибирского купца и благотворителя.

Уроженец Восточной Сибири, Владимир Александрович Горохов окончил полный курс Иркутской гимназии и в 1882 году перебрался в Томск. Примерно к этому времени или чуть позднее относится появление Горохова в Бердске.

Новый этап в развитии Бердска наступил в конце XIX начале XX веков, когда по Транссибу хлынул поток переселенцев из европейской части России. Конечно, рядом уже набирал мощь молодой Ново-Николаевск, и Бердск, казалось, потерял всякую возможность стать торгово-административным центром Приобья. Однако сразу переломить ситуацию юный город-соперник был еще не в силах, и в это время Бердск разрастался. Местные жители занимались в основном земледелием, скотоводством, извозом, ремесленничеством и торговлей. В поселке находилась торговая пристань, оборот которой иной раз превосходил даже Новониколаевскую, действовали две ярмарки. Летняя, Ивановская, с оборотом в 8-10 тыс. рублей, предлагала товары мануфактуры. Вторая, Михайловская ярмарка, начиналась с 8 ноября и растягивалась на две-три недели. Здесь было настоящее изобилие товаров сельского хозяйства: свинина, масло, кожи, сало, мыло, хлеб и прочее. Кроме того, еженедельно по пятницам и субботам устраивались базары, на которые приезжали не только жители окрестных деревень, но и новониколаевцы, так как цены на «харчевые припасы» были на местных рынках вдвое ниже.

Всего в поселке работали 36 магазинов и лавок: 5 магазинов торговали бакалейными товарами, 6 мануфактурой, 6 галантерейными товарами, 5 посудой, 3 чаем и сахаром, 1 скобяными товарами. Были 2 магазина по продаже золота и серебра, а две лавки торговали даже велосипедами и граммофонами! Помимо того, в самом Бердске находились 2 пимокатных мастерских, 2 мыловаренных завода, 3 мельницы и 3 скотобойни.

Основную массу населения Бердска составляли крестьяне, но наблюдался постоянный рост так называемых городских сословий. В 1908 году здесь проживали 87 купцов, 13 дворян, 16 почетных граждан, 95 мещан. Многие бердчане были известными предпринимателями: семья Барабашкиных и М.Е. Губкин содержали пимокатные мастерские, Я. И. Бурдин, Е. Акомшилов и И. Д. Светлолобов были скотопромышленниками и торговцами. Продавали бакалейные, мануфактурные, галантерейные товары, чай, сахар, посуду С. Я. Вагин, Н. Н. Полферов, Н. А. Калинин, Г. Д. и Ф. Д. Маштаковы. Маштаковы и Н. Н. Машинский торговали золотом и серебряными изделиями. П.С. Софронов владел мыловаренным заводом, И.В. Купцов, Л. Н. Шишкин и В. А. Горохов были крупнейшими хлеботорговцами.

Мельница купца Горохова в Томской губернии считалась одним из ведущих предприятий по производству муки. Это была настоящая фабрика по переработке зерна. В сутки она молола до 5,5 тысяч пудов пшеницы (почти 90 тонн), вырабатывая муку нескольких сортов: крупчатку, манку, сеянку, первач, барнаулку. Естественно, маломощные мельницы, так называемые «мутовки», не могли выдержать конкурентной борьбы с таким гигантом. Бердские мукомолы славились своим мастерством на всю Сибирь, были они известны и в Европе, где неоднократно завоевывали на выставках медали. В 1909 году на первой Всероссийской выставке Бердское мукомольное предприятие получило малую золотую медаль Министерства торговли и промышленности. Были налажены торговые связи с заграницей. Так, коренной бердчанин Владимир Николаевич Шарнин в своих воспоминаниях отмечал:

Мой отец, Николай Гаврилович, работал у купца Горохова грузчиком. Он рассказывал, как ездил в составе Карской экспедиции с гороховской мукой и зерном, которые были погружены в трюм огромной баржи. Баржу тянул буксирный пароход. Караван отчалил от зернового склада и поплыл вниз по течению Оби, через Обскую губу вышел в Карское море. Здесь экспедиция встретилась с английскими судами: причалили, произвели перегрузку и обмен на английские товары.

В воспоминаниях другого жителя Бердска Владимира Ивановича Хомутова, отмеченных обстоятельной подробностью, читаем: Гороховская мука пользовалась большой славой как в России, так и за рубежом. Импортная мука выпускалась затаренной в мешки-«пудовички» со штампом «Гороховская мука нолевка», была еще и «двухнолевка». Управляющим мельницы был В. Н. Утемов, крупчатником Е. Д. Щербаков. Специалисты по плотине братья Лопаревы. Рабочий поселок при мельнице был застроен добротными двух- и четырехквартирными домами, крытыми железом, с надворными постройками для домашнего скота и птицы. Все жители мельничного городка жили справно. К праздникам Новому году, Рождеству, Пасхе получали от Горохова через управляющих подарки: муку, телочек, поросят и др.

Практически во всех изданиях, посвященных истории Бердска и написанных в основном в советский период, купец Горохов и его семья представлены, цитируем, «деятельными, хищными эксплуататорами, умело маскировавшими себя под народных благодетелей». Но так ли это было на самом деле? Попробуем ответить на этот непростой вопрос и хотя бы отчасти восстановить историческую справедливость.

Дошедшие до нас воспоминания очевидцев событий конца XIX начала XX века создают однозначно положительный образ купцов Гороховых. Даже автор традиционного исторического очерка советских времен «Город на Берди» А. Федотов признает: «Купив у вдовы Васильевой захудалую меленку, предприимчивый купец сумел так поставить дело, что через 15 лет стал одним из богатейших людей губернии». Сумел поставить дело вот слова, являющиеся ключевыми в оценке деятельности и купцов Гороховых, и всего нарождающегося класса русских капиталистов. «Захудалая меленка», наверняка, не по щучьему велению превратилась в настоящую фабрику мукомольного производства. Она, прежде всего, была толково и основательно переоборудована. Плотина мельницы была поставлена очень удачно: каменная порфиритовая гряда проходила в этом месте поперек русла реки, образуя порог. На таком природном фундаменте установили «свинки», на которых держались балки. От балок спускались на дно затворы, запруживающие воду. Деревянная плотина во время ледохода свозилась на берег, а потом легко собиралась.

Мельница была оборудована вальцевыми станками, не уступавшими по своим качествам лучшим системам австрийских и французских аналогов, паровым двигателем фирмы «Братья Бромлей». Здание мельницы освещалось электричеством. При мельнице имелись помещение для рабочих, аптека, интернат, школа, библиотека. Рядом со складами был выстроен деревянный, из бруса, Гороховский народный дом с двумя залами. Один под библиотеку, другой под зрительный зал со сценой, гримерной, костюмерно-реквизитной. Последний вмещал до 250 зрителей. На коньке здания народного дома была установлена вывеска аршинными деревянными буквами на металлической сетке «Крестьянская бесплатная библиотека». Руководили народным домом артисты, супруги Ленские. Рядом с народным домом, разделенная Обским переулком, находилась двухэтажная Гороховская ремесленная школа. На первом этаже школы был машинный зал с двигателем польской фирмы «Урсус» мощностью до 20 лошадиных сил. Он вращал трансмиссию, от нее, через ременные передачи, приводились в движение токарные, сверлильные, строгальные и фрезерные станки. В этом же цехе стояли 3 длинных слесарных верстака с выдвижными ящиками для инструментов. Из механического вела дверь в жестяной цех. Здесь стояли верстаки для изготовления изделий из кровельного железа: ведер, масленок, труб и т.д. На втором этаже школы размещались 2 класса и учительская комната. В ограде школы, немного поодаль, были выстроены слесарный цех и высокая кузница из кирпича. В кузнице были четыре горна, дутье которых осуществлялось кожаными мехами или вручную. Школа готовила специалистов для работы на мельнице и буксирных пароходах. / Из воспоминаний В. И. Хомутова, хранящихся в Бердском историко-художественном музее.

 

Помимо ремесленной школы, в Бердске имелось смешанное двухклассное училище, попечителем которого являлась супруга купца А. И. Горохова. В первое десятилетие XX века удалось в лучшую сторону переломить ситуацию и с медицинским обслуживанием населения. Кроме кумысного заведения для лечения туберкулезных больных и летней детской колонии (летом здесь отдыхали и лечились   ослабленные дети), содержавшихся на средства Горохова, в селе появилась больница. На мельнице Горохова был свой медпункт, где врач И. И. Березин бесплатно обслуживал работников.

Кроме производства муки всех сортов, купец Горохов вел обширую торговлю, имел свой буксирный пароход под названием «Мельник», десятки барж и складов в 16 городах Сибири. Контора его находилась в Томске, в собственном доме на берегу реки Томи. Отделения в Иркутске, Красноярске, Енисейске, Ново-Николаевске. Горохов делал все возможное для того, чтобы дела его торгового дома шли успешно. Закупал новое оборудование, приглашал заграничных специалистов, привлекал к работе на мельнице опытных мастеров мукомольного дела, печатал обширные рекламы в «Торгово-промышленных календарях». В «Путеводителе по всей Сибири и Средне-Азиатским владениям России», изданном еще в 1895 году, буквально на первых страницах книги можно увидеть рекламу следующего содержания: Паровая механическая мельница В. А. Горохова в поселке Бердске Барнаульского округа. Торговля крупчатой и разного сорта мукой оптом и в розницу. Собственное производство в г. Томске на углу Почтамтской и Соборской улиц. Сообщение с Бердском летом пароходом. В поселке телеграф и почтовая станция.

Купец, поставивший дело на широкую ногу, очень хотел, чтобы его сыновья не потеряли вкус к предпринимательству и продолжили дело всей его жизни. Старший сын Александр, вернувшись из-за границы, где он получил инженерное образование, предложил отцу построить электрическую подвесную канатную дорогу от складов к пристани. Строительством руководили приглашенные немецкие инженеры. От села Бердска в сосновом бору прорубили просеку, стальной трос толщиной в руку натягивали всем миром. 54 подвесные вагонетки доставляли на мельницу зерно, обратным ходом везли крупчатку. Расстояние в четыре версты вагонетки проходили за 20 минут. Есть свидетельства, что пустили канатную дорогу в 1908 году, уже после смерти В. А. Горохова, поскольку он, принципиально не возражая против новшества, беспокоился о двухстах возчиках, которые могли остаться без работы.

Такова в самых общих чертах история семейного дела купцов Гороховых, которые, и этот факт сегодня ни у кого не вызывает сомнений, внесли немалый вклад в экономическое и культурное развитие Бердска. В селе накануне революционных потрясений существовали два волостных училища, библиотека, где были записаны 350 читателей, а в фонде насчитывалось более четырех тысяч книг, выписывалось 17 газет и журналов. В Бердске, между прочим, были построены девять каменных одноэтажных и двухэтажных особняков, базарная площадь и часть главной улицы вымощены булыжником. У казенных присутственных мест светили керосиновые фонари. Не всякий город мог похвалиться такими удобствами. Культурно-бытовые условия жизни бердчан постепенно улучшались. Всю культурную работу в поселке вело организованное по инициативе Горохова сельскохозяйственное общество, состоявшее из нескольких человек, пользовавшихся у жителей большим авторитетом.

В Санкт-Петербургском отделении архива Российской академии наук хранится описание села Бердска, сделанное членом экскурсии от общества изучения Сибири Анной Абрамовной Мерти. В 1911 году она, в частности, писала: «Вообще село производит очень приятное впечатление, общее довольство видно всюду, крестьяне очень трудолюбивые, начинают работу с 4-х часов утра и заканчивают день в 10 часов вечера... я была целый месяц и не видела ни одного нищего».

С установлением в Сибири советской власти Гороховы не бежали, как многие другие, за границу. Владевший тогда мельницей сын Горохова пришел и положил ключи на стол, сказав рабочим: «Товарищи рабочие, командуйте сами». Его просили остаться, но он отказался: «Мало ли что может случиться. Если что-то сломается, вы обвините меня как злоумышленника». Целую неделю ключи лежали на столе, потом назначили управляющего из числа рабочих. Известно, что впоследствии Александр Горохов преподавал в Томском университете, репрессиям не подвергался.

Сегодня пришло время осмыслить такой феномен, как сибирские предприниматели конца XIX начала XX веков. К изучению их облика историки приступили совсем недавно. А до этого долгое время сибирские купцы и промышленники представлялись лишь как беспощадные угнетатели, приобретшие свой капитал разбоем и грабежом. Как, например, в романе В. Шишкова «Угрюм-река», главный герой которого Прохор Громов при всей его противоречивости тем не менее привлекает огромной энергией и предприимчивостью. Мнение о «диком», «чумазом», «разбойном» сибирском капитализме было весьма распространено и среди современников. В 1881 году один из лидеров областничества, известный ученый и общественный деятель Н. М. Ядринцев писал, что в Сибири «гуж, кнут и обух составляют едва ли не единственное орудие происхождения капитала». По словам К. М. Станюковича, биографии многих «сибирских американцев» были столь же темны, как сибирская тайга. В начале XX века иркутская газета «Молодая Сибирь» писала: «Сибирский капитал нищ, убог и малообразован. В культурных методах накопления почти невежда».

Но постепенно стал формироваться тип потомственного предпринимателя, получившего хорошее образование, сочетавшего деловой размах с широким общественным кругозором. Ярким выражением изменений к лучшему в облике сибирских предпринимателей стало их растущее участие в благотворительной деятельности улучшении жизни рабочих, помощи бедным, строительстве школ, больниц, поддержке культурных начинаний. Не лишним будет подчеркнуть, что правительство дореволюционной России всячески поощряло благотворительность состоятельных людей. Наиболее активные из них награждались медалями, им присваивалось звание почетных граждан, преподавалось архиерейское благословение и т.д. Все наиболее крупные благотворительные акции получали отражение на страницах центральной и местной периодической печати, служили общественным примером. И надо сказать, частные пожертвования на благотворительность были в Сибири традиционно выше, чем соответствующие государственные расходы на эти цели.

Владимир Александрович Горохов являлся активным участником губернской общественно-политической жизни. В частности, известно, что в августе 1905 года он как представитель от Бердска присутствовал на съезде Сибирского областного союза в Томске, выступавшего за предоставление региону автономии во главе с областной думой. Спустя несколько месяцев известный предприниматель принял участие в создании Томской кадетской организации. Эти факты, конечно, требуют еще дополнительного исследования и оценки, одно можно сказать определенно: мыслящий деятель не мог оставаться в стороне от тех революционных процессов, которые происходили в России начала XX века.

В новом веке, однако, пожить не пришлось, В. А. Горохов умер совсем еще не старым человеком, в возрасте 58 лет.

17 апреля 1907 года в газете «Сибирь» появилась небольшая заметка, в которой сообщалось, что «8 апреля в Москве после тяжелой болезни скончался известный сибирский коммерсант и крупный жертвователь на просветительские и общекультурные надобности Владимир Александрович Горохов». Сначала тело было погребено на Ваганьковском кладбище столицы, но некоторое время спустя родственники исполнили последнюю волю покойного, перенеся прах в Бердск. У стен местной Сретенской церкви в могиле с часовенкой дивной красоты знаменитый сибирский купец нашел свой последний приют. Отдавая предсмертное распоряжение, думается, он совершенно искренне полагал, что всей жизнью своей заслужил быть упокоенным именно в бердской земле.

Что случилось позже, мы все хорошо знаем… И в самом страшном сне, наверно, купец первой гильдии Владимир Александрович Горохов не смог бы представить то, что произошло буквально через 10 лет после его кончины и с Россией, и с Бердском, столь им любимым. Угар братоубийственной гражданской войны, короткая передышка НЭПа, раскулачивание, борьба с религией… В Сретенской церкви открыли клуб, а могилу купца-благодетеля с разрешения властей вскрыли: кто-то пустил слух, что в гроб к умершему положили массивный золотой крест. В местной районной газете «Ленинский путь» смаковались подробности произведенной «ревизии» последней «резиденции» именитого купца: «Четыре спортсмена сельхозтехникума осторожно спустились по лестнице. В просторной могиле темно и сыро. Осветили дубовый гроб лучом фонарика, с трудом приподняли тяжелую крышку, и развеялся неизвестно кем созданный миф: никаких признаков благородного металла! Один лишь тленный прах купца…».

Что тут сказать? Осквернение могил на Руси всегда считалось тяжким грехом…

Миновали суровые годы Великой Отечественной, с которой каждый четвертый житель Бердска не вернулся. И в середине 50-х старый город укрыли волны Обского моря. Веление времени, мощно развернувшееся строительство Новосибирской ГЭС… Все старые постройки, в том числе многие гороховские, разбирались и перевозились на новое место, потом еще долго служили людям. А что касается могил… Могилу борцов за власть Советов перенесли в самый центр нового города. А вот про купца Горохова как-то забыли, вернее, в то время его официально принято было считать «мироедом» и «эксплуататором», а таким, как известно, не место в памяти народной.

Время все расставило по своим местам. Сегодня мы уже знаем, что зачастую скандальная слава многих купцов и предпринимателей определялась свойствами массовой психологии. Людям проще было объяснить превращение ямщика в купца-богатея счастливым случаем или злодейством, чем признать превосходство личных качеств человека сметки и организационного дара. Все это в полной мере относится к личности Владимира Александровича Горохова.

Образное выражение «сибирский американец» верно лишь отчасти: за сравнительно короткий отрезок времени человек сумел «поставить дело», заработать немалый капитал. А вот то, что успешный коммерсант считал своим долгом значительные средства направлять на общественные, просветительские и культурные нужды, занимался этим до последних дней жизни и детям завещал… Это уже называется по-другому, без кавычек. Купец Горохов на самом деле был настоящим патриотом и гражданином своей родины. Возможно, это звучит на чей-то вкус чересчур пафосно, но не будем экономить высокие слова, возвращая человеку его доброе имя.

Издательство: 
Клуб меценатов
Место издания: 
Новосибирск
Год издания: 
2003 г.
категория: 
подкатегория: 
Средняя оценка: 5 (Количество голосов: 3)

Комментарии

Добавить комментарий

Image CAPTCHA